Служебный роман

18 ноября 2010 - Владимир Жариков

Шеф положил на меня глаз в мебельном магазине. Ему очень приглянулась моя нежная кожа, мягкая и светлая, и, конечно же, мои изысканные формы. Шеф тоже мне сразу понравился – атлетическая фигура, высокий и статный, правда, под кремовым пиджаком наметились признаки выступающего брюшка, а на затылке, увы, зачатки кругленькой лысины. Дотронувшись до меня, шеф не смог сдержать волнения, его дыхание стало чаще, и мне показалось, что он готов прямо сейчас бросить на меня свое тело. Но сдерживался, соблюдая принятые нормы приличия, поэтому только вздохнул и отступил на шаг.

Еще раз оценивающе оглядев меня со всех сторон, шеф подозвал продавца-консультанта и сказал:

— Беру!

Продавец выписал чек, а шеф, погладив меня еще раз по нежной коже, добавил:

— И доставьте немедленно.

Когда он ушел, грузчики подняли меня и, кряхтя, ведь я достаточно тяжел, потащили в фургон.

Мне выделили место у стены в кабинете шефа. Он начинал свой рабочий день с того, что усаживался на меня посередине и просил секретаршу Зою принести две чашки кофе. Зоя входила в кабинет, ставила подносик на журнальный столик, и присаживалась рядом с шефом.

— Какая прелесть этот диван, — восхищалась мной Зоя и нежно поглаживала ладннью.

Они пили кофе, а для меня это были самые сладкие минуты в жизни. Я ощущал, как разгоряченно возбужден шеф, как напряженно дрожит каждый его мускул, и так же трепетно взволнована Зоя. Если она садилась на меня в мини-юбке, я был просто счастлив, ощущая своей кожей ее голые ляжки, и был готов поклясться, что у нее увлажнены трусы. Правда, отдавал себе отчет, что происходит это не от контакта со мной, а от того, что в это время шеф обнимал ее за плечи.

Но идиллия обычно длилась недолго. То раздавался телефонный звонок, то в кабинет, деликатно постучавшись, заходил главный бухгалтер или кто-нибудь из мелкого руководства. Зоя уходила к себе, а шеф усаживался в свое кресло за рабочим столом.

Главбуха я терпеть не мог. Это была дама уже не бальзаковского возраста, а без-пяти-минут-менопауза. Когда она погружала на меня свои грузные телеса, я готов был просто заскрипеть от злости. Насколько приятно было ощущать аккуратную Зоину попку, настолько омерзителен был контакт с «мадам Сижу» главной бухгалтерши. А когда она начинала елозить по мне в попытках мастурбировать, я на самом деле издавал скрип, после чего она на несколько минут успокаивалась.

На меня усаживались и сотрудницы отдела маркетинга, их также было приятно держать на себе, но, все же, сравниться с Зоей не мог никто.

И вот как-то шеф задержался на работе и пригласил Зою к себе в кабинет. Они пили легкое ароматное вино, от одного запаха которого я пьянел и захмелел совсем, когда Зоя пролила на меня несколько капель. Это случилось из-за того, что шеф обнял ее, а в руке она держала только что наполненный бокал.

— Пустяки, — сказал шеф, забрав у нее бокал и поставив на столик.

По тому, как мерно раскачивались их тела, я понял, что они обнимались и целовались. Я ощущал, как рука шефа скользит у нее между бедер, как расстегивает юбку и стягивает трусики. Я бы от этого возбудился бы до предела, если бы у меня было, чему возбуждаться. Я сбрасывал на пол их одежды, которые они кидали на меня и старался сделаться как можно мягче, чтобы Зое было приятно касаться моей кожи своим голым телом. Я ощутил на себе ее обильную влагу и резкий толчок, с которым шеф вошел в нее. Я еле сдерживался не повторять их ритмичные движения, чтобы не войти в резонанс, и так же обмяк, когда член шефа изверг на меня теплую сперму.

— Милая, я люблю тебя, — прошептал шеф.
— Я тоже, — еле слышно ответила Зоя.
— Будешь моей женой?
— Да…

Когда после свадьбы сотрудники собрались в кабинете у шефа поздравить молодоженов, на меня взгромоздилось человек десять. Слава богу, среди них не было главбуха. Я стонал и скрипел от тяжести, но все, же был рад до безумия. Теперь шеф и Зоя частенько задерживались на работе и занимались этим на мне. Конечно, они и дома это делали, но, видимо, им все было мало.

— Милый! Давай возьмем себе этот диван, — как-то раз предложила Зоя. — Он мне так нравится!

— Подумаем, — ответил шеф. — В наш интерьер он плохо впишется…


Шло время. Зоя поработала еще года два, потом ушла в декрет. Я радовался, что скоро у них будет малыш, даже мечтал, что Зоя принесет его как-нибудь на работу и будет пеленать на мне. И он меня описает. А существует поверье, если ребенок тебя описал, то будешь гулять на его свадьбе.

Первое время роль секретарши исполняла одна строгая дама из отдела кадров. На кастинг приходили разные девицы, но шеф почти полгода не мог сделать выбор. Наконец, он его сделал. На работу приняли стройненькую провинциалочку, совсем молоденькую только после школы. Но с углубленным изучением английского. И дед у нее, как выяснилось, был испанец, поэтому два языка она знала почти в совершенстве. Девочку звали Мила. Она и на самом деле была очень миленькая, и выглядела почти подростком. Один посетитель даже сделал шефу комплимент:


— Какая у вас очаровательная дочь!
Когда Мила присаживалась на меня (именно присаживалась, словно опасалась чего-то), я ощущал по отношению к ней какую-то отеческую нежность. Я старался сделаться мягче, расправить пружины, чтобы помочь ей преодолеть неловкость. Шеф диктовал ей задание, она все аккуратно записывала в блокнотик и уходила. Однажды шеф вызвал ее и запер дверь в кабинет.

— Садись, — велел он ей, указывая на меня.

Девушка послушно присела, сомкнув колени, почти невесомо, не сдавив во мне ни одной пружины.

Шеф погрузился рядом, я почувствовал, как девочку пробивает дрожь. Шеф возбужденно и горячо дышал, он повалил Милу на меня.

— Ну, давай, детка, только по-быстрому, — я чувствовал, как он задирает ей юбчонку. — У меня совет директоров скоро.

— Что вы делаете! Пустите! – отбивалась девчонка.

Я чувствовал ее напряжение. Она колотила шефа кулачками, но тот схватил ее руки железной хваткой и зажимал рот своими губами. Мила извивалась и мычала, шеф держал обе ее руки одной, а второй разрывал на ней колготки и трусики.

— Да пустите же! — иногда удавалось крикнуть девчонке, когда она освобождалась от его губ.
— Не вопи, дуреха, хуже будет! Расслабься лучше!

Почувствовав оголенное бедро шефа, я понял, что он снял брюки. Нет, не могу я терпеть сцены насилия. Я поднатужился и в том месте, где он вдавил в меня свое колено, выпустил пружину. Острый ее конец впился в коленку шефа.

— Ах ты, зараза! — шеф вскрикнул от боли, вскочил с меня, сорвал с шеи галстук и зажал им кровоточащую рану.

Без штанов, в одной рубашке, он выглядел растерянно и нелепо. Мила быстро поднялась с меня и бросилась к двери.

— Стой, сука! — крикнул шеф, но девушка уже повернула ключ, благо, что он так и оставался в скважине.

Надев брюки и швырнув на стол галстук, шеф пнул меня ногой и, прихрамывая, вышел из кабинета. Через пять минут он вернулся в сопровождении двух дюжих грузчиков со склада.

— Уберите отсюда эту рухлядь! — он указал на меня пальцем.
— Куда?
— К …ной матери, на помойку! Или, вон, вахтерам в служебку. Пусть по ночам девок трахают…

 

Рейтинг: 0 добавить в избранное

Загрузка комментариев...

← Назад