Эротическая проза

RSS лента

"Никогда не удастся природе создать женщину столь совершенную во всем, какую рождает резец, кисть и пламенная душа вдохновенного художника." (Пьер Брантом.)


У нее есть все: семья, любимый муж, деньги, дом и машина. Она не излечимо больна раком и протянет не больше полугода. Тяжелая болезнь заставляет ее переосмыслить жизнь. Тайная жизнь и желания сероглазой брюнетки нашедшей свою первую любовь на Фэйсбуке после 12 лет разлуки. Они постарели. Но по прежнему симпатизируют друг другу.


« Однажды я подумал, что если написать откровение из жизни других людей. И я стал писать, написал много глупого, безумного, извращенного из нелепых случайностей жизни. Что-то добавил от себя, ну, а что-то оторвал от чужых и мне не знакомых людей. В одном я могу сказать точно:

Она вошла. Он слышал шорох ее одежды и ощущал запах дешевого алкоголя сопровождающий Её.

"... -- В-в-вонюче? Я ж пердупреждала, ч-ч-что долго в бане не бывала..."


Оказавшись в городе, деревенский заяц убедился в том. что о своей репутации больше заботились не городские крольчихи, а их алчные самцы, благодаря которой они ловко «втюхивали» друг другу морковку и «рубили» на этом хорошую «капусту»..


От лютой, безысходной жути Смайла взяло зло. Постоянно, во все проведённые среди шайтанов годы, лавировал, присматривался, приспосабливался, изучал! Надоело. Встал, с грохотом захлопнул дверь. Зверем прошёлся из угла в угол.

Ковровая дорожка… Кадка с пальмой, фонтанчики. На обе стороны – деревянные двери кают. Спустя четверть часа эту бархатную тишину захлестнёт тожество плоти в наихудшем из вариантов. Слишком близко граничат в шайтаньих инстинктах размножение и убийство. Даже пища отходит на второй план, пища – бонус.

«Не взрывом, фемины, начинается абордаж... Не развороченным люком входного отсека. Не дымом в лифте, не криками трансов стюардесс. Первый гарпун виртуален. Хак – вход. Система видеонаблюдения подключена. Вот мы и вошли! Мы уже внутри, фемины! Ну, с чьих булочек, с какого воротничка следим? Где вы крепите камеру? В ямке между ключиц? Обзор сто восемьдесят градусов, приятный бонус! Какие сочные округлости под панорамой бассейна колышутся!..

Ледяные пересечения осветительных прожекторов. Выхваченный ими столик. Восемь переговорщиков за столом. Восемь чашек молочно-белого фарфора, гофрированные, тонкие – на просвет. Чай налит, полынный чабер готовится рядом в котелке. Завиток ручки двумя пальцами взять – хрустнет, за бортик чашки взять – раздавишь. Шайтаны никак не берут. Сидят изваяниями, вниз смотрят. Смайл тоже не берёт.


Моногамия стала очередным камнем преткновения между феминами и Чертовками Легалайза. Прилетевшая за Мишелем, Джули без обиняков, в лоб сформулировала проблему: – Суки завистливые, сами не могут и другим не дают! Подразумевалось: по деньгам не потянут содержать больше одного мужчины.

Боче Бондарю не нужен в хозяйстве такой бестолковый кастрат. К тому же, осу ему вернули. Последняя ночь у оселенца в гостях, наутро за Мишелем прилетает Джули. Шарира висела на подруге, шушукалась. Мила, обнимая её, не отрывалась от ноутбука. – Хочешь кое-что узнать про своего друга? – спросила она у Мишеля. – Извини, врага?

Пробуждение Смайла поставило жирный крест на его надеждах. Он лежал, распластавшись на спине, повсюду паутина. Надевшая хитончик, причесавшаяся совка сидела, как воспитанный щенок, поодаль, ждала. Каскад волос на макушке, будто она – пальма в углу.

Шайтаны пожертвовали двумя модулями, согласившись на их затопление. Одним - ради кабинета для Смайла вторым, с парой челноков внутри ради опоры для их стремительного вертикального старта. Оба затоплены возле острова, на локоть под водой. Герметичные, дыхальцами наружу. Вход выглядел как расступающиеся хляби болотные, в пещеру Дудника ведущие, раскатанная стальная дорожка в местный ад. Нутро модуля светится туманной холодной синевой.

Страницы: 1 2 3 4 ... 11

← Назад